Град Камень. 1 Часть.

1508-1513 год.

По весне, покуда еще держался снег на дорогах, приехал в Нижний Новгород новый человек. Сам воевода встречал его. Чуженицу отвели дом на горе, вблизи воеводских хором. Велели натопить посильнее: мол, приезжий не привычен к русским холодам, к волжским ветрам. Говорили, что прислан он великим князем Василием Ивановичем, зовут его Петр Франческо, прозывают Фрязин. Покойный царь Иван вывез его десять лет тому назад из фряжских земель ( территория Венецианской республики ). Говорили еще, что он городовой мастер и в Нижнем Новгороде будет каменную стену класть.

Только оттаяли на солнцепеках глинистые осыпи, стал Фрязин к ним приглядываться. Возьмет ком глины, мнет его в руках, мнет, потом бросит на другое место перейдет.

Подсохли дороги. Разослал наместник своих людей по городам, по селам-починкам с наказом, чтобы по одному шли от трех-четырех дворов. Да чтб на долгий срок снарядили и кормов с собой в достатке дали.

Съезжалось в тот год в Нижний мужиков видимо-невидимо. На после за городом землянки копали, прочно устраивались, надолго. Говорили меж собой: тепло настало, земля пахоты просит, сеяться пора, а великий князь вон какое дело затеял, нет ему другой поры…

Тут-там, на горе, под горою, зашумели жарким пламенем кирпичные печи, дым низко пополз по окрестностям. В больших ямах здоровенные работники топтали, уминали глину, смешанную с водой. Тут же глиняное тесто укладывали в форму, сушили и совали в жерла земляных печей. Кирпича надо было наготовить многие миллионы штук!

К берегу подходили суда и суденышки. Одни привозили в бочках известь с Оки, другие — белый камень и зернистый чистый песок с Волги. На берегу толчея — лошади, подводы, работники в длинных, до колен, холщовых рубахах.

На дороге в гору натужно скрипят колеса, хлыщут кнуты по потным конским спинам, хрипло бранятся выбившиеся из сил возчики.

От темна до темна идет работа вокруг старой деревянной крепости. Новую решили строить больших размеров, но старую пока не разбирали — как бы какой незваный гость не пожаловал.

Каждое утро вдоль прорытой траншеи проходил мастер Франческо, или Франчушко, как прозвали его на русский дал. Шел он быстро, полы длинного кафтана разлетались в стороны. Лицом темен, черная с проседью голова курчавится. В руках толстая палка: ею помогла себе, когда карабкался по крутым склонам, ею показывал, если что не так. Взгляд у него острый, пронзительный — вроде и не смотрит, а все доглядит.

К концу лета из Пскова каменщики пришли — своих мастеров в Нижнем не было.

А тут новый год подступил ( Новый Год на Руси начинался с 1 сентября ). И зазвонили колокола всех городских церквей, сзывая нижегородцев на Верхнепосадскую площадь. Здесь будут закладывать Дмитровскую стрельницу. На месте будущей башни пока зияет огромная квадратная ямина, куда могли бы убраться несколько посадных изб. Поодаль возвышаются высокие груды белого камня и красного хорошо прокаленного кирпича. Каменщики в чистых рубахах пестрого нижегородского люда Петр Франческо. Он стоит на груде вынутой земли, и его малиновый кафтан звонко горит на ярком сентябрьском солнце.

Воевода дал знак, и все пришло в движение. Работники скинули с себя рубахи, по лесенкам скатились на дно ямины — приминать спускаемые на веревках глыбы белого камня и укладки кирпича. Франческо смотрел вниз. Там, на дне, шла работа. Сначала по краям котлована уложили камень, и тяжелыми молотами вбили его в землю. Потом такие же глыбы вбили несколькими рядами посредине котлована. Все пространство между ними завалили кирпичом. И тут же сверху стали подавать бадьи с густым известковым раствором. Он развивался между камнем и кирпичом, связывая их в монолитную массу. Пока раствор не успевал застывать, надо было выложить еще ряд камня и кирпича. Все это снова залить известью. И так до тех пор, пока на два метра не поднялась в ямине площадка — основание будущей башни…

Конец первой части.

Автор: И. В Сидорова

Теги: , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *