Град Камень. 2 Часть

Работа шли до самых заморозков.

На зиму работников распустили по домам. А Франческо тосковал в низкой, жарко натопленной горнице, нервно похаживая в мягких медвежьих сапогах по цветным заморским коврам.

Но зато когда жаркие лучи весеннего солнца погнали снег по оврагам и оголили возвышенные места, он вышел на волю. Ходил по уложенному в фундаменты стен кирпичу, постукивал палкой, все что-то примеривал, высчитывал.

— Франчушко вылез,- говорили нижегородские люди, — смотри, скоро на городовое дело будут кликать…

И опять лето прошло в работах. И еще одно. Теперь уже видел каждый: крепка растет стена Нижегородского кремля,  высоки и надежны его башни-стрельницы. Вот уже и зубцы обозначились. Снаружи стена гладкая, с белым каменным пояском, внутри изрезана арками, чтобы прочнее была. По верху уже ладят деревянную кровлю — она укроет стражу от непогоды, и стену не буду дожди вымывать. В башнях устроены подвалы для хранения пороха и всяких припасов.

Высоко вознеслась крепость над посадами, над старым деревянным детинцем. А работы все идут. Ров копают перед напольной стеной. Идут работы и на посадах: насыпают валы вокруг города. Они тянутся от самого берега Волги, перескакивают речку Ковалиху, потом идут вдоль по ее берегу к Похвалинскому оврагу, взбираются на его высокий склон и бросаются вниз к Оке-реке. По валу ставят стену рубленную, возводят башни с проездами.

По снежному первопутку собирался Франческо ехать назад, в Москву. Вышел напоследок на край обрыва, открытого волжским ветрам. Вот он, красавец-кремль, перед ним!

Стены крепости спускаются вниз, к самой реке. Теперь и волжский берег, и торг, и пристани, и почти весь Нижний посад встали под защиту кремля. Много раз Франческо взбирался по склону, все вымерял, считал, чертил и придумал класть стену по горе уступами, в одиннадцать ступеней. Знает он, что никто никогда еще не строил так на Руси. Говорили ему, что поползет стена, развалится. «Нет, — доказывал Франческо, — если поглубже заложить — простоит века…»

Пройдет еще год-другой, и крепость будет совсем готова к отпору любого врага. Скоро стража займет места на стене вдоль боевого хода. Все предусмотрел Франческо: через каждые четыре зубца окошечко-бойница узкой прорезью смотрит наружу, а внутрь расширяется. В такой бойнице дуло ружья свободно поворачивается — не укрыться врагу, если он подошел близко к стене.

Жаль покидать Петру Фрязину Нижний Новгород — привык. И место здесь широкое, привольное. Народ веселый, бойкий, переимчивый. Да и знать бы точно, куда и на что он едет, чем пожалует его великий князь. Многие мастера уезжали из фряжских земель на Русь, да что-то никто не возвращался обратно….

А нижегородские люди не знали его печалей. Они радовались, что работы наконец закончены и что теперь не будет так страшно, если враги подойдут к городу: кремль надежно укроет их за своими мощными стенами.

Казанский царь Сеип-Гирей, пограбив Москву и Владимир подступил было к Нижнему. Запылал Верхний посад. Прорвались татарские кони к самому кремлю, да и осеклись, нет дальше ходу — за широким рвов стоит крепость. Ощетинилась пушками, ружьями. Где тут подступишься?! День стоит Гирей, два стоит. А на третий поднял он свое войско и ушел. Тогда же летописец записал: «Ничтоже сотворише, отыде вспять».

Автор: И. В Сидорова

Теги: , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *