Долой Самодержавие!

1902 год.

Глухой ночью по тюремному коридору протопали тяжелые шаги, и зычный голос старшего надзирателя гаркнул: «Па-а-а-адъем! Собираться на суд!»

Заключенных вывели на замкнутый каменными стенами тюремный двор. Они поеживались от холода, жадно вдыхали морозный воздух. Бодрились, бросали шутки.

— Становись! — прервала их строгая команда. — Шагом марш! — Сапоги охранников ударили по булыжнику.

За воротами открылась темная и пустынная Осторожная площадь, подсвеченная одним ярким пятном — стоящим на линии трамваев. Он был приготовлен специально для перевозки заключенных. Тревожа сонных обывателей, трамвай, сопровождаемый конной стражей, промчался по Полевой к Новобазарной площади, потом по Большой Покровской и остановился прямо против здания окружного суда.

— Выходить! По одному!

От подножки трамвая до ворот — коридором конвойные. Неясные фигуры маячат во дворе. «Как много людей не спит!» — усмехнутся про себя Заломов.

Потянулись часы ожидания. Тихо в комнате с окошками, выходящими на внутренний двор и забранными решетками. Временами из-за толстой двери слышится стук прикладов о деревянный пол — это сменяется стража. Разговаривать запрещено, и каждый, будучи на виду у товарищей, остается наедине с собой.

Неторопливый предзимний рассвет вползает в помещение, делая бессмысленным яркий свет электрической лампочки. Есть еще время, чтобы кое-что вспомнить о обдумать.

Почти шесть месяцев прошло с того дня, к которому эти люди готовили себя годами. День 1 мая как обычно начался работой, но после обеда заводский гудок не дозвался и половины мастеровых. Зато улицы сормовского поселка стали заполняться людьми. Они шли на Большую улицу, как на праздник — приодетые, с гармошками, прогуливались,пели частушки. Здесь же полиция пешая и конная. Беспокоится. Толпа раздвигается перед нею и снова смыкается.

Гулянье нынче необычное: все ждут чего-то. И знают, чего ждут. Накануне на всех уликах, ведущих к заводу, белели листки. В них слова: «Товарищи! Бросайте 1 Мая работу, пойдем толпой с пением революционных песен и с красными знаменами, на которых напишем наши требования: «Да здравствует восьмичасовой рабочий день!», «Да здравствует политическая свобода!» И пугающая своей смелостью подпись: «Нижегородский комитет социал-демократической рабочей партии».

И вот оно, началось!

Они шли тесной группой посередине улицы. Впервые их руки чувствовали гладкие белые древка флангов. Красные легкие полотнища от ветра заплескивались в лица, высоко рвались над головой. Им надо было пройти на виду у многотысячной толпы. Пройти так, чтобы все увидели надписи на знаменах, выведенные белой масляной краской: «Долой самодержавие!», «Да здравствует политическая свобода!»

Автор: И. В Сидорова

Теги: , , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *