Курбатовский завод — История

1893 год. Первый шаг. Часть 1.

Зимним вечером по пустынному Георгиевскому съезду вниз, к Курбатовскому заводу, спускался одинокий путник. Снег сухо похрустывал под его кожаными сапогами, холодный ветер играл полами демисезонного пальто. Время от времени путник останавливался и поворачивался спиной к ветру. Из-под надвинутой на брови фуражки он старался рассмотреть, не идет ли кто следом за ним.

Но все было тихо и безлюдно.

Слободка Куббатовского завода была невелика, в одну улицу, тесно заставлена низкими домишками, и вся она была зажата между берегом Волги и высокой отвесной горой. И вся засыпана черным снегом. Под ногами был черный снег. Черный снег лежал на крышах домов. Черный снег покрывал гору. Это осела копоть заводской трубы.

Человек, который сейчас спустился в слободку по Георгиевскому съезду, видно, бывал здесь не раз и хорошо знал дом Якова Пятибратов, заводского слесаря. В тот дом он и постучал условленным стуком: три раза, потом еще два. Дверь сразу же открылась, и он очутился в теплой кухне.

— А я уж опасался, Михаил Георгиевич, не случилось ли чего, — забасил Яков, осторожно выглядывая на улицу из-за плотной занавески.

— Не бойся, за собой никого не веду, — ответил вошедший, протирая запотевшие очки.

— Сегодня новенький придет, мой подручный Петруха Заломов.

— Что за человек?

— Он давно у меня книги берет. Осенью я намекнул ему: есть, мол, кружок рабочих… Он отмалчивался. Вижу только, призадумываться стал парень. Ну да, ему есть о чем призадуматься. Отец у него — меднолитейщик — недавно отравился на заводе. Мать осталась с семерыми. Петруха — старший и единственный работник. Я ему говорю: приходи ко мне, умные речи послушаешь, хороших людей повидаешь. Обещал…

Курбатовский завод

К 9-ти стали сходиться рабочие. Несмело вошел и замялся на пороге высокий, плечистый молодой человек с густой пышной шевелюрой. Яков подвел его к Михаилу Георгиевичу:

— Во он, Заломов Петр Андреевич, потомственный курбатовец. К тому же у них в роду все бунтари. Отец его как-то озлился на мастера да и макнул его в Волгу..

Молодой человек смутился. Яков тут же перевел разговор:

Вот, Петр, я тебе говорил, что познакомлю тебя с хорошим человеком Михаилом Георгиевичем Григорьевым…

Григорьев протянул руку и почувствовал, как она утонула в огромной шершавой ладони молодого слесаря.

Ну что же, Заломов, Петр Андреевич, — дружески просто сказал он, — садитесь с нами, не стесняйтесь, здесь все свои.

Заломов огляделся. «Эх-ва, подумал он, — здесь действительно все свои. И когда успели?» Он обошел всех и каждому подал руку: Саше Замошникову — модельщику, Абраму Гуревичу — слесарю из одного с ним цеха, Михаилу Самылину, Алексею Парфенову, Михаилу Громову.

— Все в сборе? Пора начинать, — деловито сказал Григорьев, сел к столу и открыл книгу.

Так начиналось очередной занятие первого в Нижнем Новгороде рабочего кружка, созданного тайно от властей на Курбатовском заводе.

Этот завод существовал с 1857 года. Сначала в его мастерских ремонтировали судовые машины и корпуса. Потом стали строить пароходы. И скоро завод вышел в число крупнейших российских судостроительных предприятий. Поставив свой дом и контору вблизи заводских корпусов, владелец завода Устин Курбатов за всем доглядывал сам. Его нимало не беспокоило, что мастеровые работают и живут в ужасных условиях, что рабочий день продолжается 12 часов, что литейщики задыхаются от жары и раскаленных газов, что заводская сажа сыплется на домишки слободки, что с рабочих дерут штрафы, а мастера берут взятки. Все это он считал вполне законным и обычным и не хотел знать, что по этому поводу думают мастеровые.

Конец Первой части.

Автор: И. В Сидорова

Теги: ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *