Пьянское побоище

1377 год.

Неспокойно жилось людям в приграничных княжествах. Татары то крупными, то мелкими отрядами заходили на русские земли. Где дома пожгут и людей в плен уведут, где ограбят начисто: и скот возьмут, и зерно из амбаров выгребут, и мед, и меха, и холсты — все отнимут.
Не раз нижегородцы брались за копья и топоры и ходили в степи против татар. Да где там их догонишь!
Однажды с границ донесли, что татарский царевич Арапша подошла дружина московского князя Дмитрия Ивановича. Пождали, пождали в Нижнем, но молва о татарах умолкла, и князь Дмитрий повернул восвояси.


А тут снова гонцы доносят: за Пьяной-рекой неспокойно, татары поблизости рыщут. Вышли ратники навстречу и за Пьяной, что кружит витками да загогулинами по степи, остановились лагерем. День, два ждут — о татарах опять ни слуху ни духу.
В лагере русских началось веселье. «Что татары?» Где татары? Нет никаких татар! А если появятся, каждый из нас один на сотню пойдет! Праздник подоспел — успеньев день. Полился хмель. Жарко стало воинам, они и доспехи разбросали по телегам, туда же побросали оружие и щиты. Песни пели, много ели битой птицы и зверя, а потом кого где сон свалил, там и остались.


В эту ночь на сонный лагерь и налетели татары. С гиканьем, свистом, топча спящих конями, разбрасывая повозки, настигая стрелами тех, кто бежал к Пьяне. Как говорили летописцы той поры, татары никому не давали пощады: в Пьяне топили, с маху рубили. Мало кто уцелел тогда в побоище, и остался Нижний Новгород без защиты, без помощи. Нижегородский князь Дмитрий Константинович в Суздаль убежал за ним — его бояре. Кто из жителей успел — за Волгу переправился, в глухих лесах притаился.


Царевич Арапша подступил в городу на пятый день после пьяского побоища. Ворота крепости открыты, жителей не видать, все добро оставлено. Два дня бесчинствовали татары в городе. Все пожгли, что горело. Сколько золота, дорогих тканей, оружия, драгоценных сосудов погрузили на свои повозки! Сколько домов, сколько церквей пограбили!
Несколько дней из-за Волги было видно высокое зарево над Дятловыми Горами — это горел Нижний Новгород.
Повыкли нижегородцы над пеплом родных углов, да делать нечего: надо строиться, к зиме припасаться. Снова потянулись к Нижнему подводы с бревнами, застучали топоры, начали то там, то тут на склонах гор подниматься избы да боярские хоромы.


Не прошло и года после нашествия, как снова татары подошли к городу. Хотел откупиться нижегородский князь, но татары жаждали крови. И снова все, что было отстроено в Нижнем, сгорело дотла. Все раскрошили и выжгли татары! Все! В два года цветущие нижегородские земли превратились в пустыню. Нижегородцы стали перебираться дальше от границ, поближе к Москве.
Но недолго оставалось татарам пировать на русской земле. Через два года князь московский Дмитрий Иванович бросил клич, чтоб собиралоись русские рати воевать с татарами. На поле Куликовом, при реке Доне, сойдутся русские с татарами, и зазвенят по всей Руси колокола, возвещя победу князя Дмитрия. С той поры станут звать его Дмитрием Донским.
Поняли тогда русские люди: били татары рязанцев, били владимирцев, и Москве доставалось, и Нижний горел. Что сделаешь рукой с растопыренными пальцами, а сожмешь в кулак — и откуда сила возьмется. За Москву надо держаться и всем вместе крепко стоять!

Автор: И. В Сидорова

Теги: , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *