Революция в Нижнем Новгороде. 2 часть.

Декабрь 1905 года. Нижний Новгород.

Длинная декабрьская ночь подходила к концу, когда подоспела подмога из Нижнего под командой Михаила Перфильева. Нижегородских дружинников всего двадцать с небольшим, но и это пополнение. На баррикаде сменились караулы, и опять все затихло. Перед рассветом Мочалов обходит посты — везде напряженное ожидание. Трудно поверить, что на этой тихой улице еще вчера и позавчера кипело всеобщее оживление.

12 Декабря рабочие по гудки пришли на завод, но к станкам и печам не встали. Многотысячная толпа заполнила заводской двор. Здесь было объявлено:

— В Нижнем Новгороде вслед за Москвой началась всеобщая стачка. Русская революция набирает силу. Промышленные предприятия, железная дорога, магазины прекратили работу. Более 25 тысяч нижегородцев уже бастуют. Дело за вами, сормовичи…

Один за другим на возвышение поднимались большевисткие ораторы, и все говорили одно: у народе единственное средство освободить себя от царской тирании — превратить стачку в вооруженной восстание!!…

С пением «Марсельезы», неся знамена и пики, колонной рабочие направились к месту своих постоянных митингов и собраний -неродной столовой. В эти минуты, казалось, ни что не предвещало, что сейчас раздадутся выстрелы. У поворота на главную улицы рабочих поджидали несколько конных полицейских..

— Разойдись! Стрелять будем! — подбадривая себя криком, потребовал исправник. Он нетерпеливо перебирал поводья, готовый сорвать коня с места. Произошло замешательство: рабочие помнили Кровавое воскресенье в Перербурге. Вперед вышел Мочалов:

— Освободите дорогу! По царскому манифесту мы имеем права собираться на наши митинги.

В толпе за его спиной раздался крик:

— Чего с ним разговаривать! Долой полицию!

Хлопнул выстрел — кто-то не выдержал. Толпа заревела: «Долой полицию! Долой правительство!» — и хлынула вперед. Полицейские, повернув лошадей, ускакали в сторону Дарьинского леса и заняли позицию на опушке. Оттуда начали стрелять. Пули решетили бревенчатые стены столовой. Несколько демонстрантов упали. Рабочие тоже стали стрелять. Обстановка накалялась. Мочалов, понимая, что противник может перестрелять безоружных, отдал команду разойтись под прикрытием дружинников.

Казаки и полицейские ворвались в здание столовой, — там уже ничего не было. На растерзание им достались окна, рамы, столы, библиотечные книги. А также водка и съестные припасы. Упившись, они выехали на главную улицу Сормова, и тут началось бесчинство. Шел по дороге пожилой мужчина, не ребенка. Залп — и он лежит на снегу мертвый. К ребенку подбегает женщина из специального санитарного отряда и тоже падает на снег, проколотая штыком. Выбегает из дома хозяйка до ближайшего колодца, и ее прошивает пуля.

Автор: И. В Сидорова

Теги: , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *