Революция в Нижнем Новгороде. 28 Октября 1917 года.

Третья часть. Революция в Нижнем Новгороде. Дата: 28 октября 1917 года.

В окнах семинарии света нет, только внизу, у дежурного, горит тусклая лампочка. «Неужели они спят?» — думает Воробьев, глядя от ворот кремля на темное здание. В его голове мелькнул план.

Красногвардейцы по одному незаметно переходят площадь и собираются под глубокой аркой коммерческого училища ( ныне в здании коммерческого училища школа № 1 ). Воробьев забежал в ревком, снял шинель и фуражку с одного из солдат, подхватил винтовку и тут же вышел на площадь через Дмитровскую башню. Проходя мимо арки, махнул рукой. Красногвардейцы последовали за ним. Яков шел посередине тротуара, торопливо, но совершенно открыто. Красногвардейцы за ним, но крадучись вдоль стены дома.

Он взошел на высокое крыльцо, заглянул через стеклянную дверь. Спиной к двери, у столика, подремывал дежурный. Больше никого в вестибюле не было. Подождав, пока красногвардейцы встанут по обе стороны от него, нетерпеливо постучал в окно. Дежурный вздрогнул, боязливо оглянулся, подошел к двери, приставил лицо к стеклу, стараясь рассмотреть кто стучит.

— От начальника гарнизона прапорщика Змиева. Приказ! — прокричал Воробьев через стекло.

Дежурный оглянулся в темноту коридора, словно ища поддержки, нерешительно поднял тяжелый крюк. Только Воробьев ступил на порог, оттесняя собою дежурного, как за двери крепкой рукой взялся один из красногвардейцев и, придерживая ее, пропустил остальных в вестибюль.

— Двое у дверей, один — около дежурного, остальные — за мной! — распорядился Воробьев, а сам устремился в темноту, к лестнице. Здесь стояла пирамида винтовок. — Берите и выносите из здания!

Он был уже на лестнице, оттуда из темноты, послышался его голос:

— Скорее сюда! Здесь пулемет! Катите его вниз!

В коридоре второго этажа было уже движение, свет. Из комнат, одеваясь и застегиваясь на ходу, выскакивали юнкера. Слова человека в солдатской шинели были них совершенно неожиданны.

— Стоять на местах! Именем ревкома вы обезоружены. Сложите около себя наганы, револьверы — у кого что есть!…

Красногвардейцы покинули семинарию, оставляя ее растревоженным ульем. Они шли через площадь, нагруженные винтовками, катили за собой пулемет, громко и весело переговаривались.

— Иван Романович, все! — сказал Воробьев, появляясь в комнате ревкома.

Романов удивился:

— Так скоро? А я думал, что вы только собирались выходить. И все обошлось без шума?

— Они даже не поняли, что произошло.

Телефонный звонок прервал их. Романов долго слушал, потом, не промолвив слова, опустил трубку. Яков ждал, что он скажет.

— Эскадрон казаков высадился на станции Кудьма. Двинулся к городу, -наконец сказал он озабоченно.

— Кто сообщил? — спросил Яков.

— Не сказал, бросил трубку. — Он помолчал. — Надо на всякий случай поднять всех в ружье.

— Давайте все-таки проверим, — предложил Яков. — Попробуем позвонить на станцию. — Он энергично принялся крутить ручку телефона.

Со станции Кудьма ответили, что о казаках и слыхом не слыхано.

Конец третьей части.

Автор: И. В Сидорова

Теги: , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *