Революция 1905. Нижний Новгород. 4 часть

А около 10-ти утра хлопнул и звонко отозвался в лабиринте сормовских улочек первый пушечный выстрел. Снаряд пролетел высоко над школой и разорвался далеко на чьем-то огороде. Перелет. Еще выстрел. И опять перелет.

Тут заговорила пушка из окна школы.

На артиллерийских позициях не торопились. Выстрелят и подождут, посмотрят, где произойдет взрыв. Еще выстрелят. Точнее. Пятый снаряд ударил в снежный завал. Когда опали вниз куски бревен, снежный ливень, Мочалов увидел: один убит, другой держится за плечо и валится на снег, — к нему бежит санитарка. Не успели его оттащить в укрытие, как снова выстрел, и снаряд, попав в окно, разорвался где-то внутри здания. Там взрывчатка, запасы, патронов. Павел метнулся туда. И там один убит, пятеро ранены.

Штаб собирается на короткое совещание. Всем ясно: против пушек баррикада не выдержит. Значит — готовиться к эвакуации. Сначала выносить раненых, потом боеприпасы и пушки. Штаб уходит последним. Отстреливаться до конца, чтоб видели — баррикада борется. Все расходятся по заранее приготовленным квартирам. Кто может — тут же уходит за пределы Сормова. При приближении солдат и казаков взрывается фугас — это будет последнее слово защитников баррикады.

Рассчитывая мгновенья между выстрелами, Мочалов выпускал из школы группы по пять-семь человек.

Ободренные поддержкой артиллерии, солдаты, казаки и полицейские подступали все ближе и ближе к баррикадам. Но тут сильнейший взрыв потряс воздух. Его услышали даже на самых дальних улицах поселка. Это взорван фугас. Значит, последние защитники покинули баррикаду. Сормовские дома и улицы скрыли их….

Вечером этого же дня в квартире Семашко, в доме № 3 по Большой Покровской, собрались почти все члены Нижегородского большевисткого комитета. Здесь были Пискуновы, Ольга Ивановна Чачина, Августа Павловна Невзорова. Приходили и уходили другие. Все ждали вестей из Сормова. И вдруг в окно, выходящее в сторону Волги, увидели огромное, в полнеба, зарево. В комнате наступило тягостное молчание. Все поняли: в Сормове происходят какие-то решительные события. М в этот момент вошел посланный ночью на подмогу сормовичам командир нижегородской дружины Перфильев.

— Баррикады в руках казаков. — сказал он. — Начались аресты. Горит народная столовая.

Посыпались вопросы: как? что?

Перфильев рассказывал: Московский вокзал в руках канавинских дружинников. Отстреливаются. Держатся. Просят оружия и подкрепления…

Автор: И. В Сидорова

Теги: , , , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *