1905 год. Нижний Новгород. 3 часть.

1905 год. Нижний Новгород.

В 7 вечера, собравшись на квартире рабочего Матвеева, сормовские революционеры решили открыть партизанскую войну против полиции и казаков, защиту Сормова возложить на жружину Мочалова.

На следующее утро стали строить баррикады около каменной школы. Срезали телеграфные столбы и перегораживали ими улицу. Длинные бревна скрепляли проводами. Сверху на них бросали книжные шкафы и парты, вынесенные из школы. Подтаскивали сани с дровами, с железом, и все это опрокидывали на завалы. Подходили прохожие и деловито, без суеты включались в работу, сгребали снег, засыпали им пустоты, утрамбовывали и поливали его.

К середине дня Большая улица была перегорожена в двух местах. Школа оказалась между двумя баррикадами. На боковых улицах тоже выросли баррикады в несколько рядов шла телеграфная проволока.

К 2 часам дня на Большой улице, на порядочном расстоянии от главной баррикады, показались пешие и конные полицейские и казаки. Постояли, постреляли. Им не ответили — берегли припасы. Но наблюдали… Конные спешились и небольшими группами, делая перебежки, двинулись к баррикаде. Впереди, сверкая медными касками, пожарные топорами рубили проволочные заграждения, расчищая путь. Вот они ближе, ближе… И тогда с баррикады раздалось несколько выстрелов.

Наступающие отхлынули.

Через полчаса новая атака. Перед баррикадной остались лежать офицер и несколько казаков. На баррикаде — ни одного убитого, ни одного раненого.

Вечером, под покровом темноты, дружинники сделали вылазку к полицейской канцелярии. Бомба попала в ставень и разорвалась. Один надзиратель ранен и, значит, вышел из боя.

С тем и встретили ночь.

Теперь занималось утро.

Оно началось с того, что на пустом пространстве заснеженной улицы показалась одинокая фигура в длинной одежде. С баррикады за ней наблюдали. Кто бы это мог быть? Может, чья-то жена? Да не посмеет…

Это же отец Иоанн, — догадался кто-то.

И в самом деле, в блинной черной рясе, в тяжелой шубе, прижимая к груди крест, к баррикаде приближался местный священник Орловский.

— Хочу видеть вашего начальника, — сказал он часовому хриплым от страза голосом. — Пропустите меня.

К нему вышел Мочалов.

— Отец Иоанн, напрасно ты пришел уговаривать нас…

— Чада мои, — заговорил было Орловский, — зачем проливать напрасно братскую кровь, против вас пушки…

— Знаем. Поди и скажи им: оружие не отдадим и сдаваться не будем.

Одинокая черная фигура снова пересекла боле пустое пространство перед баррикадой.

Автор: И. В Сидорова

Теги: , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *